Наш собеседник — президент Национального объединения строителей (НОСТРОЙ), Герой Социалистического Труда Ефим БАСИН.

Наш собеседник — президент Национального объединения строителей (НОСТРОЙ), Герой Социалистического Труда Ефим БАСИН.

— Как вы оцениваете сегодняшнее состояние строительной отрасли, Ефим Владимирович? Назовите «болевые точки», возможные пути их оздоровления.

— Как и в экономике страны в целом: положение не простое, но не безнадежное. Я считаю, вектор нашего движения направлен вперед, а не назад. И даже не в застой. Что дает мне право так заявлять? Прежде всего, тот факт, что мы перешагнули за показатели докризисного периода по объемам освоенных средств. В прошлом году мы освоили 5,7 триллиона рублей. Такой рубеж в России взят впервые. Мы ввели в эксплуатацию 65,2 миллиона квадратных метров жилья, превысив уровень 2008 года. Наметился рост производства строительных материалов и конструкций (от 6 до 24 процентов по многим позициям). Это тоже важно, особенно если учесть, что конкурентоспособность нашей продукции явно повышается, а качество приближается к мировому уровню. Безусловно, этому способствует и применение импортного оборудования. Постепенно ликвидируем традиционный дефицит ряда материалов: стекла (в том числе энергосберегающего), утеплителей на базе базальтового стекловолокна, отделочных материалов, композитов, гипсокартона системы Кнауф и других стеновых материалов.

— А что с цементом?

— В отношении цемента тоже есть оживление. Производство увеличилось на 14 процентов по сравнению с 2008 годом, достигнув 60 миллионов тонн. Наметился тренд к строительству новых цементных заводов. Собственники заводов стали больше внимания уделять качеству цемента, переходят на более удобную и современную тару, начинают активнее внедрять энергосберегающие технологии производства. От энергозатратного «мокрого» способа производства цемента наметился переход к более экономичному «сухому» способу. Причем это происходит и при реконструкции старых цехов, и при строительстве новых. Хотя в некоторых случаях «мокрый» способ, может, даже и лучше (например, там, где в качестве сырья используются металлургические шлаки), так что совсем от него отказываться преждевременно. 

                Можно сказать, что практически мы сегодня цементом обеспечены. Другое дело, что нас не устраивает цена. Одно время она была оптимальная, а сейчас опять пошла в рост. То есть с повышением спроса моментально поднимается цена. Если бы у нас было больше цементных заводов, а их распределение по территории страны было более равномерным, то и цена не росла бы так быстро.

— Росту цен способствует и сговор производителей.

— Да, картельные соглашения бывают не только у нас, но и во всем мире. С ними надо, конечно, решительно бороться. Есть и еще один способ борьбы с завышением цен — отмена пошлин на импорт цемента. Этот шаг в трудные послекризисные времена позволил удержать цену цемента на более-менее приемлемом уровне. Однако сейчас цена опять растет.

                Теперь о «болевых точках». Самая главная из них — нехватка инвестиций. Сразу после кризиса в какой-то степени помогло государство: каждый третий квадратный метр жилья был построен на государственные средства. Примерно триллион рублей был выделен. Это как-то поддержало и строителей в части их загрузки. Потом загружать строительные мощности помогли такие знаковые стройки, как сооружение объектов в рамках подготовки к саммиту АТЭС, стройки Универсиады и, конечно, возведение олимпийских объектов. Все это тоже финансировалось в основном за счет государственных средств.

                Но сейчас инвестиции падают. И недогруз строители хорошо  ощущают.

                Мы надеемся на инфраструктурные объекты, о необходимости строительства которых было недавно объявлено. Речь идет о трех мегапроектах. Это высокоскоростные железнодорожные магистрали Москва—Казань—Екатеринбург, Москва—Адлер, Москва—Санкт-Петербург. Это реконструкция Транссиба. Это строительство Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД) в Подмосковье. Для их реализации будут использованы значительные государственные средства, в том числе из Фонда народного благосостояния. Впереди еще чемпионат мира по футболу, что также поможет оживить строительство в регионах, где сооружаются стадионы и сопутствующие объекты.

                Надо всемерно развивать ипотеку, которая позволит увеличить вложение средств в строительство жилья. С одной стороны это дает возможность людям самим участвовать в решении своей жилищной проблемы, а с другой стороны — обеспечит строителей работой. В ипотеке есть продвижение вперед. В прошлом году выдано 690 тысяч кредитов на общую сумму прядка триллиона рублей. Это заметно превышает докризисный уровень.

— Но ставки-то по ипотеке растут, значит, кривая роста пойдет вниз.

— Вниз не пойдет. Но, к сожалению, назвать сегодня такую ипотеку доступной нельзя: 12 процентов годовых — конечно, это не дело. Надо все-таки добиваться, чтобы цена ипотечного кредита превышала инфляцию не более чем на 2-3 процентных пункта.

                Еще одна «болевая точка» отрасли — отсутствие долговременных кредитов. К сожалению, мы не можем добиться нормального инвестиционного климата и нормального отношения банковской системы к застройщикам и строителям. Ну не хотят банки выдавать кредиты под приемлемый процент и хотя бы на 2-3 года! Удается получать в основном короткие кредиты. Это сильно тормозит строительство.

                Наконец, серьезно нас заботит проблема подготовки кадров. У нас много сегодня привлеченных кадров из числа иммигрантов, которые не всегда соответствуют необходимому уровню квалификации. Поэтому стоит задача готовить свои кадры, особенно рабочие.

— Это под силу лишь крупным строительным организациям.

— Я имею в виду подготовку кадров в системе саморегулирования и НОСТРОЙ в целом.

— Создание училищ при СРО?

— При поддержке СРО, скажем так. Раньше училища, лицеи, гимназии, региональные центры по подготовке кадров были при министерствах. Сегодня они должны быть в регионах. Для них следует разработать актуальную программу, чтобы учить людей не абы  как, а подготовить из них специалистов, владеющих новыми технологиями, использующими современную технику и прогрессивные материалы. Мы готовим такие программы, привлекая к этому ученых ведущих институтов.

— Давайте перейдем к вопросу о роли и месте саморегулирования в решении экономических задач, стоящих как перед государством, так и перед каждой строительной организацией.

— В посткризисный период работа строителей ведется в особых условиях. Впервые в России государство доверило многие свои функции профессиональному сообществу — по контролю за качеством работы, за безопасностью объектов, разрешило саморегулируемым организациям выдавать допуски на производство работ и так далее. Это существенно, ибо повышается ответственность каждого строителя. Принцип саморегулирования таков: один за всех и все за одного. Нарушит кто-то условия безопасности, сработает некачественно — отвечает вся саморегулируемая организация. Убытки ложатся на всех членов СРО.

— А реально происходят выплаты из компенсационного фонда СРО?

— Происходят. Но сегодня они невелики. Дело в том, что помимо компенсационного фонда существует еще и страхование. Оно и превалирует в выплатах по компенсации ущерба. И только когда не хватает страховых средств, «распечатывается» компенсационный фонд. Но недавно вступили в силу поправки в статью 60 Градостроительного кодекса РФ, которые ставят под удар уже сложившуюся систему компенсации ущерба. Строители могут потерять желание страховаться, что чревато непредсказуемыми последствиями. Ответственность СРО за безопасность и качество необходимо сохранить, а без страхования тут не обойтись.

                Перед саморегулированием стоит ряд приоритетных задач, которые мы должны выполнить. И прежде всего — заполнить брешь в техническом нормировании, образовавшуюся после выхода в 2003 году закона «О техническом регулировании». СНиПы и Своды правил были отменены. И шесть лет к ним никто не подступался (хотя все продолжали ими пользоваться). Они здорово устарели, поскольку пришли новые технологии, материалы, машины и механизмы. Требовалась актуализация нормативных документов. Этим мы и занялись. Благодаря саморегулированию удалось включить в последний закон о безопасности и качестве строительных объектов 90 обязательных и уже обновленных СНиПов и Сводов правил. Хотя, замечу, в советское время было около тысячи таких СНиПов. Кроме этого мы занялись разработкой стандартов предприятий, такая система применяется во всем мире.

                Вторая приоритетная задача — повышение квалификации кадров. Если у нас будут работать неподготовленные люди и строить некачественно, то нам придется больше тратить на ремонт и восстановление, чем на создание новых объектов. 

                Третья задача — поддержка и развитие малого бизнеса. В развитых странах до 60 процентов продукции приходится на предприятия малого бизнеса. У нас — мизер.

                Россия вступила в ВТО. Процесс интегрирования в мировую систему потребовал от нас актуализации всех наших технических норм и правил, их гармонизации с еврокодами. Здесь мы хорошо продвигаемся, что отмечают и наши европейские партнеры. Кроме того, мы являемся членами Таможенного союза, а это предусматривает единую политику в сфере технического регулирования России, Белоруссии и Казахстана. Членство в Евроазиатском союзе также накладывает на нас определенные обязательства перед партнерами.

Для повышения квалификации инженерно-технических работников мы создали Единую систему аттестации. Ее должен пройти каждый специалист раз в пять лет, а после обучения получить аттестат. Подобное практиковалось в советское время, а вот и сегодня пришлось ко двору.

Скажу несколько слов о пользе стандартов предприятий, систему которых мы создаем. Чтобы применить новый строительный материал или технологию, сегодня требуется разработать СТУ (специальные технические условия). Это и дорого, и отнимает много времени. Стандарты позволяют обойтись без разработки СТУ. Но надо добиться, чтобы стандарты были признаны на всей территории страны. С этой целью мы подписываем соглашения о сотрудничестве с главами регионов. На сегодня уже треть регионов подписали такие соглашения. В их числе — Москва, Санкт-Петербург, Иркутская, Московская, Нижегородская области и другие.

— Однако есть замкнутые системы (атомщики, газпромовцы и другие), которые предпочитают единым стандартам свои.

— Этот «гордиев узел» тоже пытаемся разрубить. Уже заключили соответствующие соглашения с РЖД, с госкомпанией «Российские автодороги». Ведем переговоры с «Русгидро», «Росатомом», «Роснефтью». Я думаю, этот вопрос удастся разрешить. Все-таки правила должны быть одни.

— Ефим Владимирович, а в какую саморегулируемую организацию входит возглавляемая Вами «Корпорация Инжтрансстрой»? 

— Наша компания комплексная, мы занимаемся и изысканиями, и проектированием, и строительством. Поэтому по закону нам пришлось вступать сразу в три саморегулируемые организации.

— В связи с этим вопрос: оптимальна ли структура саморегулирования отрасли?

— Честно говоря, не хватает четвертого типа саморегулируемых организаций. Помимо национальных объединений изыскателей, проектировщиков, строителей следовало ввести объединение универсальных (или комплексных) организаций, в которых сочетаются все три вида деятельности. Мы предлагали это на стадии обсуждения закона о саморегулировании, но не были услышаны.

                Но и в сложившейся трехсекторной модели требуется координация работы, чтобы не было параллелизма, а дело двигалось эффективно и слаженно. Создан Координационный совет, куда вошли все три объединения, а возглавил его министр регионального развития России Игорь Слюняев.

—  Правильно ли выстроена вертикаль системы саморегулирования?

— В системе НОСТРОЙ созданы и работают комитеты, которые как бы обеспечивают отраслевую вертикаль:  по транспортному строительству, по атомному строительству, по сельскохозяйственному, жилищному, комитет подземных коммуникаций и другие. Наряду с этим образовано 10 окружных советов — по одному в каждом федеральном округе плюс в Москве и Санкт-Петербурге. Они обеспечивают связь со всеми федеральными и региональными структурами на своей территории, координируют работу СРО в регионах. Сегодня ни один законопроект без общественного обсуждения на наших комитетах, окружных конференциях, в нашем Совете попросту не проходят. Сотрудничаем в этом с Правительством РФ, комитетами Госдумы. В результате законы стали выходить более глубоко проработанными, прошедшими горнило критики масс, очищенными от ошибок и неточностей. Другое дело, что не все наши предложения реализуются в законе. Но мы надеемся, что к нашему мнению будут прислушиваться все больше и больше.

— Вы как бы пытаетесь совместить в структуре управления саморегулируемыми организациями одновременно и министерский подход, и совнархозовский?

— А что? Все правильно. Сочетание отраслевого и регионального может дать эффект. Односторонние подходы  чреваты потерями. Вы, наверное, помните, как это было?

— Я помню, хоть и маленький был, как Хрущев поломал министерскую систему и ввел совнархозы, а потом Брежневу пришлось в 1965 году воссоздавать министерства.

— Создав совнархозы, Хрущев добился развития регионов, но упустил отрасли, которые начали деградировать. И наоборот: когда у нас были только министерства, многие регионы нуждались в самом необходимом.

На память приходит рассказ Алексей Николаевича Косыгина, с которым я, тогда еще молодой управляющий трестом, в течение трех дней летал по Северу. В группе было семь министров и три заместителя предсовмина. Он рассказал, как пытались стимулировать производство дефицитных в то время труб (шло освоение Сибири, и труб явно не хватало). Ввели учет производства труб в километрах. Заводы тут же стали выпускать трубы малого диаметра, а их общий километраж резко вырос. Тогда перешли на учет труб по весу. И что вы думаете? Ушлые производственники перешли на выпуск массивных труб большого диаметра. Теперь они давали тоннаж. Эта история лишний раз учит нас тому, что в любом деле должно быть разумное сочетание различных подходов. И вот как раз сочетание отраслевого и территориального принципов управления мы и стараемся реализовать. 

— Саморегулирование, как и техническое регулирование, призвано заменить Госстрой и строительные министерства. Во всяком случае, у меня создалось такое впечатление. Насколько успешным это оказалось? Или все-таки участие государства в делах отрасли сегодня необходимо?

— Слово «заменить» здесь не совсем подходит. Некоторые нас даже упрекают: вот, мол, НОСТРОЙ хочет стать министерством. Нет, мы этого не хотим. Хотя и, действительно, возложили на свои плечи часть функций, с которыми государство уже не справлялось. Либо никому не было до этого дела, либо просто не хватало сил. Ну вы сами представьте: в свое время было 11 строительных министерств (правда, и объемы были другие), а потом вдруг остались лишь два немногочисленных департамента в Минрегионе. И это на 110 тысяч строительных организаций, в коих трудится 4,5 миллиона человек! Да и территория России весьма обширна, что дополнительно усложняет управление. Вот сейчас создали Госстрой, это хорошо, но ему еще надо встать на ноги. И еще важно не допустить, чтобы возникли противоречия между функциями, возложенными на Госстрой, и функциями Минрегиона. А получается так, что бюджетные средства на инвестиции — у Госстроя, а вся законодательная и нормотворческая деятельность по делами отрасли, все права — у Минрегиона.  В этом некий дисбаланс. И надо, чтобы оба органа работали в одном ключе.

                Конечно, НОСТРОЙ ведет большую работу по направлениям, о которых мы уже говорили. Государство и сегодня не дошло бы до актуализации СНиПов, которую мы сделали и профинансировали за счет профессионального сообщества. И главное наше достижение — это активность и ответственность строителей, объединившихся в единый союз профессионалов и концентрировавших свои раскрепощенные силы на созидательной работе в интересах общества. У них есть реальная возможность повлиять на решение вопросов, жизненно важных для страны, для укрепления и развития ее экономического потенциала.

— Ефим Владимирович, какими словами вы напутствуете строителей в канун их профессионального праздника?

— Праздник есть праздник. И я хотел бы со страниц нашей уважаемой газеты поздравить всех строителей, проектировщиков, архитекторов, изыскателей, производителей строительных материалов с этим замечательным праздником! Пусть у всех будет хорошее настроение, уверенность в завтрашнем дне! И что бы там ни говорили, а строительство — это локомотив экономики. И локомотив этот в надежных руках.

 

Владимир АРХИПОВ

Источник: «Строительная газета» № 32 – 09 августа 2013 года

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин