Идея саморегулирования выхолощена

Вице-президент директор Санкт-Петербургского Союза строительных компаний, доктор экономических наук, академик, Заслуженный экономист РФ, Почетный строитель России Лев Моисеевич Каплан ответил на вопросы главного редактора портала Саморегулирование Василия Горлова.

- Повлияла ли, на Ваш взгляд, система саморегулирования на улучшение качества строительства в России?

- Поскольку саморегулирование в том виде, в котором оно сегодня существует, сведено к чисто технической функции выдачи допусков на отдельные виды работ, оно никак не влияет на качество строительства. По моему мнению, все, что было заложено пять лет тому назад в идею саморегулирования, выхолощено до предела. То, что получилось, не имеет никакого отношения к тому, что планировалось изначально. Мы говорили о самоуправлении, о самоорганизации, и, в том числе, о контроле качества. А сейчас саморегулирование свелось к тому, что ведется беззастенчивая торговля допусками, интернет полон соответствующими объявлениями, это привело к кризису саморегулирования. Сегодня остро стоит вопрос о том, что делать дальше, — не упразднить ли этот институт? Считаю, что качество строительства чрезвычайно важно, но сейчас критерии его размыты. В Советском Союзе были три градации оценки качества строительства: «отлично», «хорошо» и «удовлетворительно». Мне как-то показывал главный инженер ресторанные счета – этот на «удовлетворительно», а вот этот, побольше — на «хорошо». Это, конечно, шутка, но сегодня никаких критериев качества просто нет.

- Оказало ли влияние саморегулирование на строительную отрасль в целом?

- По моим данным, ни одна строительная компания не понимает, зачем введено саморегулирование, за что они платят такие огромные деньги, и что это им дает. Никакого влияния на увеличение объемов строительства, рост качества, на повышение производительности труда это не оказывает никаким образом. Это понимают и в правительстве, неслучайно министр строительства РФ г-н Мень заявил, что ему больше нравится лицензирование, поскольку он регулярно видит рекламу о продаже допусков за два дня без всяких компенсационных фондов. Саморегулирование можно сравнить с океаном – наверху бушуют волны, выбирают президентов, много людей этим занято, средства тратятся огромные, а внизу, в толще строительных компаний —  полное недоумение по поводу того, что там делается, и куда уходят миллиарды рублей, которые они платят. Ведь в одном только Петербурге свыше 9 млрд. рублей составляют компенсационные фонды, а ежемесячные взносы в СРО — более 200 млн. рублей. Непонятно куда и на что эти деньги тратятся. Кто придумал этот закон, который ввел саморегулирование в строительстве? Думаю, что это сделал г-н Викторов для того, чтобы НОСТРОЙ организовать. И потом, почему должен быть один НОСТРОЙ, один НОП и один НОИЗ, почему туда загоняют все СРО не добровольно, а принудительно, иначе не получить никакого допуска? Я уверен, что нужно создать несколько национальных объединений, чтобы у саморегулируемых организаций был выбор — не нравиться то, что делается в одной, есть возможность перейти в другую. Объединения нужны, конечно, но они не должны быть «принудиловкой», они не должны быть обузой для строителей, тем и так тяжело. Надо разобраться с размером членских взносов, это крупным компаниям они безразличны, а малый и средний строительный бизнес не способны их выплачивать. Борьба за существование небольших строительных компаний — это отдельная большая и печальная тема. Например, в Петербурге полно работы для малых и средних фирм, но пробиться к получению госзаказа для них совершенно не реально. При этом эффективной системы контроля  распределения госзаказов не существует.

- Считаете ли Вы, что система государственного лицензирования строительной деятельности была лучше саморегулирования?

- Когда саморегулирование зарождалось, мы думали и говорили о том, что надо ликвидировать коррупционность лицензионной системы, но позвольте спросить – разве она ликвидирована? Коррупционность возросла многократно по сравнению с системой лицензирования. Государственные лицензии обладали двумя недостатками: не было за ними контроля; и не было права отзыва, коль они не выполнялись. Если раньше лицензионные органы содержало государство, то теперь огромную армию общественных чиновников вынуждены содержать строители. В таком случае, не лучше ли использовать опыт запада и выдавать лицензии государственные, разумеется, с учетом прежних ошибок? Стоит упомянуть о том, что ранее лицензия действовала лишь в субъекте федерации, где её выдали, например, мы с огромным трудом в свое время добились распространения действия петербургской лицензии на Ленинградскую область. А теперь в какой-нибудь тьмутаракани выдадут допуск на производство работ — и гуляй по всей России, делай брак, и что хочешь. Я вообще не понимаю, как существуют СРО, где тысячи членов из разных регионов, — ведь они друг друга не видят, никаких общих собраний не проводится, но все они субсидиарно должны отвечать за грехи тех, кто где-то нарушил.

- Каким Вам видится выход из кризисной ситуации?

- Исходя из вышесказанного, я думаю, что имеются два пути: или надо возвратиться к системе государственного лицензирования, или же необходимо коренным образом перестроить систему саморегулирования, наполнить её тем содержанием, что предусматривалось в Федеральном законе 315-ФЗ. Во многих странах государство контролирует качество строительства и не доверяет это общественным организациям, и правильно делает, качество и безопасность строительства должны быть государственной заботой. При том уровне самосознания, который у нас есть, опасно доверять частным компаниям, тем более в нынешней системе саморегулирования. Необходимо, чтобы каждая компания разрабатывала стандарт своей деятельности, включая контроль качества, и отвечала за то, что она производит. Сегодня нет ответственных, чтобы не произошло, не случайно ни рубля из многомиллиардных компенсационных фондов не израсходовано. Короче говоря, не туда мы пришли, и надо признать, что система саморегулирования в строительстве практически работает сама на себя. И пока не дошло до точки кипения, нужно всем вместе предпринимать решительные действия ради её улучшения.

 

Источник